The Washington Post: Человек который спас BlackBerry от банкротства

johnchen

В свои лучшие времена, BlackBerry имела 40-процентную долю на рынке смартфонов. Но это было до выхода iPhone от Apple. Теперь, генеральный директор Джон Чен работает над тем, чтобы когда-то доминирующая мобильная компания сосредоточилась на безопасности, как в программном обеспечении, так и устройствах, в надежде вступить в новую эру преданных ‘CrackBerry’ пользователей. Предлагаем вашему вниманию интервью, которое генеральный директор BlackBerry дал The Washington Post на прошедшей неделе.

Джон Чен реформатор. Уроженец Гонконга, он пришел в BlackBerry в ноябре 2013 года, чтобы попытаться спасти канадскую техно-компанию, когда-то известную как Research In Motion — пионера и лидера массовой мобильной связи, прежде чем iPhone от Apple захватил рынок.

Чен, которому 60, известное лицо в американском бизнесе, он занимает кресла в двух самых престижных советах национальных директоров: в Walt Disney Co. и Wells Fargo. Он является самым известным в Силиконовой долине реформатором, который смог спасти терпящую крах компанию под названием Sybase и превратить ее в финансовый Джаггернаут, с 55 кварталами рентабельности подряд и увеличением рыночной капитализации с $ 362 миллионов до $ 5,8 миллиардов, за которые она была приобретена SAP в 2010 году.

Джон Чен дал интервью The Washington Post в тихом конференц-зале Bay Area, в дождливый день около часа. Он рассказал обо всем, от влияния католической средней школы до того, как он планирует спасти BlackBerry. Интервью было отредактировано для сокращения длины и большей ясности:

Какой была ваша первая работа?

Моя первая работа была во время учебы в средней школе в Гонконге, когда я работал в турфирме. В начале, мне не давали никакого задания. Тогда в один прекрасный день, мой отец спросил: «Как твоя работа?» Я рассказал ему.

Генеральный директор BlackBerry Джон Чен во время запуска портфолио BlackBerry Enterprise в 2014 году. Фото из архива. (Eric Risberg/AP)
Генеральный директор BlackBerry Джон Чен во время запуска портфолио BlackBerry Enterprise в 2014 году. Фото из архива. (Eric Risberg/AP)

 

Он сказал: «Приходи в офис очень рано утром, прежде чем придут все остальные и точи карандаши».

Это был лучший совет, который я когда-либо получал. Люди приходили в офис, видели, как я точу карандаши и говорили: «Что ты делаешь?»

Тогда я начал получать реальные задачи. Это меня многому научило.

Много раз в своей профессиональной жизни, вы думаете о работе, как о том, что у вас есть само по себе. И ты сидишь и ждешь кого-то, кто даст тебе интересную, меняющую мир работу.

Вы должны заслужить это. Не стоит думать, что все случится само-собой в один прекрасный день.

Как вы в конечном итоге стали ходить в школу в США?

Однажды я разговаривал с советником колледжа в средней школе, в которой я учился в Гонконге. Он спросил меня, что бы я хотел изучать. Я сказал: «Я люблю математику, и мне нравится наука».

По его словам, Гонконгский университет — это действительно отличная школа, но «вы можете думать о поездке за границу». Мне нравился колледж Ivy League. Просто по картинкам.

Брат Майкл сказал, что я хороший студент, но не достаточно хороший, чтобы перейти непосредственно из Гонконга в коллеж Ivy League.

Но он сказал: «Существует еще один способ — пройти через подготовительную школу».

Я обратился в Andover, Exeter, Northfield Mount Herman, Deerfield Academy, Choate и другие. Я не попал в первые две. Так что я поступил в Northfield Mount Herman.

После этого я пошел в Университет Брауна.

Это было замечательно. Первые годы были больше, чем просто исследования. Речь идет о части общества. Я не очень хорошо говорил по английски в то время. Я понимал, мог читать, мог писать на английском. Но я не мог разговаривать, так, как мы делаем сейчас.

Какие у вас были увлечения?

Я очень хорошо играл в бридж. Но теперь я больше этим не занимаюсь. Я играл на уровне высшей школы, а также межвузовских соревнованиях — пока он не начал мешать моей нормальной студенческой жизни.

Как вы попали в область управления?

Почти полностью из-за проблем с национальностью. Я был инженером, участвовал в разработке наборов микросхем, печатных плат. Мне это нравилось. Компания называлась Burroughs. Мы делали мэйнфреймы.

Я узнал, что ряд повышений в компании коснулись европейцев, несмотря на то, что мы знали, работая рядом изо дня в день, что некоторые из числа национальных меньшинств были лучше подготовлены, чтобы выполнять эту работу.

Я подумал, что это было странно.

Я пошел к своему начальнику отдела, который который был европейским джентльменом среднего возраста (все они были европейцами среднего возраста) и спросил: «Почему?»

Он ответил мне очень эффектно. По его словам, и это типичный стереотип: «Вы, ребята, очень хороши в инженерии, математике и естественных науках и прочем». Отличные работники и тому подобное. «Но я не уверен, что вы, ребята, выглядите очень презентабельно».

Это было в конце 70-х, начале 80-х. Я не был уверен, что понял, что он имел в виду. Я думал, что он имел в виду навыки презентаций.

Тогда я, за свои собственные средства, нанял местного телевизионного продюсера и его жену, которые вели курсы коммуникаций и презентаций.

Они хотели $ 2000 за обучение в течение шести часов или около того. Я получал $ 2100 в месяц до уплаты налогов в качестве инженера.

Я сделал это. Они посадили меня перед камерой, которая записывала изображение на VHS видеомагнитофоне, дали мне текст и сказали: «Прочитайте это».

Это было ужасно. Все, что могло пойти не так, пошло не так. Я запинался в тексте. У меня закружилась голова от того, что я смотрел на себя. Я был невнятен. Я не смотрел в камеру. Я смотрел вниз.

Я был не коммуникабелен, вот что я узнал. Дело не в английском языке. Не в произношении или дикции. Я действительно не мог общаться.

Так что я много работал над этим.

Компания поняла, для чего я делал все это, помогала мне, а потом компенсировала мне $ 2,000.

После этого, мои дела в компании пошли вверх. Мне давали задания в течение шести месяцев в каждом отделе. К тому времени, когда я закончил, я изучил бухгалтерский учет. Я узнал о снабжении. Я узнал о том, как работает завод. Я узнал о программном обеспечении. Я узнал о продажах. Я узнал о маркетинге и управлении программами.

Через два-три года, я в конечном итоге стал директором завода. Человек, который говорил о «презентабельности» работал потом на меня.

Как вы в конечном итоге попали в Sybase?

Я пришел в Sybase в 1997 году, благодаря нескольким членам правления.

Sybase была компания, дела которой раньше шли замечательно, но потом пошли вниз. Так я приступил к работе. У меня ушло много времени, но мы выполнили свою задачу очень хорошо.

Я довольно хорошо нахожу таланты. Я собрал команду, которая имела определенные возможности, была готова пробовать новые вещи в области управления данными, готова к взлетам и падениям, могла смеяться над неудачами, но могла и праздновать успех.

Требуется немного другой тип личности, что бы сделать это. Большинство людей, когда дела идут вниз, как правило, хотят уйти, перебежать к победителям.

Я хочу, чтобы мы привязали себя к идее, что мы смогли сделать то, что не смогли сделать остальные.

Мы потеряли много людей в BlackBerry. Очень талантливых людей. Я бы предпочел что бы они остались, но если их сознание не соответствует такому типу, или если их отношение не такое, то это не правильное сочетание.

Почему вы согласились на работу в BlackBerry?

Это очень важная компания. Культовая компания. Это компания которая создала смартфоны.

Но они сбились с пути.

Один из самых крупных инвесторов компании, Прем Уатса, пришел ко мне. Он очень стойкий парень, это говорю не только я. Он вроде обманул меня, сказав: «Почему бы вам просто не прийти и построить команду для управления, определить стратегию и быть исполнительным председателем?

Но вы не можете реально определить стратегию и построить команду управления, не руководя ей практически.

Эта компания была основана 30 лет назад. Она началась с пейджера, работающего в режиме реального времени, в двусторонней связи. Затем он превратился в смартфон.

В свое время, компания владела около 49 процентов рынка смартфонов. Это был символ статуса.

Рынок изменился, но компания не изменилась вместе с рынком. Потребитель вышел из замкнутой среды, где все функции работали вместе, и работали хорошо, обеспечивая все, что для это требовалось, но потом потребителям потребовались приложения. А затем на сцене появился iPhone.

То, что предлагал iPhone мы упустили. Возможность дать людям выбор. Он интегрировался в жизнь все глубже и глубже. Музыка. iTunes. Картинки.

В какой-то момент времени, у нас даже шли внутренние дебаты, о том, что установка камеры на телефон является источником нарушения безопасности. Таким образом, мы прошли через многое.

Ну, вы знаете остальную часть истории.

Как вы собираетесь изменить эту компанию?

Я хочу вернуться к людям, которые действительно нуждаются в безопасности. Так что мы будем делать акцент на это: безопасность, шифрование, неприкосновенность частной жизни, корпоративные потребности и многое другое для конечных комплексных решений.

Реальная точка возврата в том, что мы ориентируемся на программное обеспечение. Наше программное обеспечение в настоящее время работает на всех устройствах. Не только на BlackBerry, оно работает на iPhone, iOS, устройствах Google, устройствах Microsoft. Мы хотим, управлять всеми этими устройствами самым безопасным способом.

Все приобретения, которые мы делаем, безопасная передача голоса, безопасная передача документов, мы делаем для того, чтобы убедиться, что мы можем предложить эти решения для наших клиентов.

А как насчет других направлений бизнеса?

В настоящий момент в мире 60 миллионов автомобилей, работающих с помощью программного обеспечения BlackBerry — телематического, информационно-развлекательнного, радио и тому подобного. Мы добавили много новых возможностей, как продвинутая система помощи водителю или связь между транспортными средствами.

Сегодняшний автомобиль, если говорить с производителями автомобилей, на самом деле является программной платформой. Они не разрабатывают машину.

Когда вы говорите с ними, они не говорят о лошадиных силах. Они не говорят о разгоне с нуля до 100 за 3,5 секунды. Они больше говорят о подключенных автомобилях и системах искусственного интеллекта. Автомобиль определяет условия вождения, и заботится о вашей безопасности. Веб-сервис получения новостей, персонализация. Информационно-развлекательная система. Мы быстро расширяется в этой области.

Что еще может измениться?

Мобильные устройства являются частью жизни каждого. И это будет все большая и большая часть. Мы будем хранить банковские данные на устройствах. Мы будем обрабатывать медицинские данные на устройствах. Эти устройства станут вашим идентификатором личности. Мобильная безопасность будет необходима гораздо больше, чем сегодня.

Все может быть взломано.

Вы можете не чувствовать себя под угрозой сегодня, потому что хакеры только воруют ваши данные. Но если изменить ваши медицинские записи, вы будете в опасности. И вы обратитесь ко мне, и вы будете покупать мои решения.

Как продвигаются дела?

За последние восемь кварталов, мы генерировали денежные потоки от наших операций. EBITDA (прибыль до вычета процентов, налогов, износа и амортизации) становится положительным. Мы получаем доход. Но у нас еще есть много работы, которую предстоит завершить. Я не буду никого обманывать.

Я хотел бы, безусловно, что бы компания стала прибыльной к концу года. Но я надеюсь, что это будет немного раньше.

Что такое First Tee?

Компания берет городских детей из бедных семей и обучает их ценностям через гольф. Упорство. Честность. Тяжелая работа. Спорт. Все как в жизни.

Вы совмещаете образование с чем-то, что действительно интересно и имеет преимущество. Они берут их с улицы и дают им что-то значимое, что нужно сделать. Многие из них собираются поступить в университет в первом поколении из своих семей.

Я приехал из Гонконга. Когда я рос, люди там были относительно бедными. В Гонконге не хватало библиотек. Вы никогда не могли взять книгу, потому что их не хватало.

Когда я впервые приехал в эту страну и пришел в библиотеку, я не мог поверить, насколько она велика и прекрасна, насколько в ней огромные количества книг, и никого внутри. Мои друзья из Гонконга бы на седьмом небе.

Многие люди, в том числе мои родители, являлись беженцами из Китая. Так что я видел много сложных ситуаций в жизни.

Таким образом, одним из решений, которые приняли я и моя жена, когда мы получили немного денег, некоторое время назад, было создать фонд, который поддерживает всех, кто помогает детям.

Какие бизнес уроки, которые вы получили в вашей карьере или наставники, помогли вам?

Мне очень повезло, что у меня было много боссов. Я среди них были плохие. Но я встречал много хороших людей, которые научили меня понимать, что если мы что-то делаем с большим трудом, то, скорее всего мы делаем это неправильно.

Это звучит иногда очень тривиально, но это действительно осенило меня, я откинулся на спинку кресла, и подумал: «Почему это так трудно для нас»?

Причина сложностей в том, что вы проходите через все более и более узкий коридор. Таким образом, вы не можете выяснить, приведет ли это вас туда, куда вы хотите.

Это касается не всего. Оставайся сфокусированным. Но есть предел. Я узнал от своих боссов, что иногда стоит по смотреть на проблемы немного по-другому.

Опыт, которым люди делились со мной сэкономил много тяжелой, бессмысленной работы.

Почему вы входите в советы директоров Walt Disney Company и Wells Fargo?

Великолепные люди. Великолепная система управления. Сложность бизнеса обоих компаний просто невероятна.

Все во всем мире знают Disney. Это развлекательный гигант. Который успешно работает во всех сферах бизнеса.

Wells Fargo имеет $ 1 триллион в депозитах. Это больше, чем ВВП многих стран.

Иметь возможность сесть за стол и узнать, что они делают и как они ведут бизнес и как они думают о нем, чрезвычайно помогает мне здесь, в моей повседневной работе.

Если вы думаете, что мои проблемы велики, некоторые из их проблем просто гигантские.

Входя в совет директоров, вы понимаете, что действительно требуется и убеждаетесь, что это, в настоящее время рассматривается кем-то компетентным.

Это все, чем вы занимаетесь.


Добавить комментарий